Стилистический энциклопедический словарь русского языка

ЯЗЫКОВЫЕ СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ СТИЛИСТИЧЕСКИХ ФИГУР

Существует тяготение тех или иных языковых средств к выражению определенных стилистических фигур. Так, прием антитезы реализуется в тексте посредством антонимических пар: Не веселая, не печальная, / Словно с темного неба сошедшая, / Ты и песнь моя обручальная, / И звезда моя сумасшедшая (Н. Заболоцкий); прием парономазии – с помощью паронимов: Я ненавижу вас, люди-резины, / Вы растяжимы на все режимы (А. Вознесенский); прием метафоры – за счет полисемии: Белый был – красным стал: / Кровь обагрила, / Красным был – белым стал: / Смерть побелила (М. Цветаева).
Некоторые языковые средства принимают участие в реализации не одной-двух стилистических фигур, а многих. Такой широкой сферой охвата стилистических фигур характеризуются мотивационно связанные слова (МСС) – мотивационные пары или цепочки. Они выражают следующие приемы:
1) прием сопоставления, частным случаем которого является хиазм:
Простимся ж коротко и просто –
Раз руки не умеют красть!
С тобой, нелепейшая роскошь,
Роскошная нелепость – страсть!
(М. Цветаева)
2) прием антитезы: И я несчастлив оттого, что счастлив, / И снова счастлив, что несчастлив я (Е. Евтушенко); при этом контраст может быть выражен МСС разных лексико-грамматических классов: Далеко-далече там Багдад, / Где жила и пела Шахразада. / Но теперь ей ничего не надо. / Отзвенел давно звеневший сад (С. Есенин);
3) прием оксюморона (соединение несоединимого): Работает он с утра до ночи… – и в этом отношении он не человек, а золото; в остальном же, как иные говорят, ученый неуч (А.Чехов);
4) прием тавтологии: Вся комната янтарным блеском / Озарена. Веселым треском / Трещит затопленная печь (А. Пушкин);
5) прием плеоназма (словесного излишества): Молодые, как самая ранняя рань, / Мы не верили в ад. Мы плевали на рай! (Р. Рождественский);
6) прием градации: Подует ветер. / Сосен темный ряд / Вдруг зашумит, / застонет, занеможет (Н. Рубцов);
7) прием оживления внутренней формы слова (см.): И мне снятся всю ночь на снегу снегири, / В белом инее красные птицы (М. Дудин) и др.
МСС активно используются художниками слова для выражения различных приемов "поэтической техники":
8) анафоры (единоначатия): Зашумит ли клеверное поле, / Заскрипят ли сосны на ветру, / Я замру, заслушаюсь и вспомню, / Что и я когда-нибудь умру (Е. Евтушенко) и всех приемов эвфонии (благозвучия);
9) аллитерации: Ревет ли зверь в лесу глухом, / Трубит ли рог, гремит ли гром (А. Пушкин);
10) ассонанса: Я вольный ветер, я вечно вею, / Волную волны, ласкаю ивы, / В ветвях вздыхаю, вздохнув, немею, / Лелею травы, лелею нивы (К. Бальмонт);
11) ритма: …С выдохом, с высвистом, / С выхрипом, с вы… / Твердит одинокое слово "Терпи!" (Р. Рождественский);
12) рифм всех видов (внешних и внутренних, кольцевых и перекрестных, богатых и бедных, точных и неточных и т.п.): И сердце бьется в упоенье / И для него воскресли вновь / И божество, и вдохновенье, / И жизнь, и слезы, и любовь (А. Пушкин). Переливы и отливы рук – / Однообразные движенья, / Ты заклинаешь, без сомненья, / Какой-то солнечный испуг (О. Мандельштам) и т.п.
Кроме известных стилистических фигур, МСС участвуют в реализации специфических мотивационных фигур речи:
13) приема перевернутой мотивации, суть которого в инверсионном употреблении мотивируемого и мотивирующего слов, когда они как бы меняются местами, отражая обратный ход мысли, события и т.д.: Семь холмов – как семь колоколов, / На семи колоколахколокольни (М. Цветаева). Родник родит реку… (К. Паустовский);
14) приема объединения мотивационных пар и цепочек, заключающегося в том, что компоненты разных мотивационных пар используются как составляющие одного словосочетания, синтезирующего целостное понятие: Над городом, отвергнутым Петром, / Перекатился колокольный гром. / Гремучий опрокинулся прибой / Над женщиной, отвергнутой тобой. / Царю Петру и вам, о царь, хвала! / Но выше вас, цари: колокола (М. Цветаева). В словосочетании колокольный гром представлены компоненты двух мотивационных пар: гром и греметь, колокол и колокольный;
15) приема индивидуально-авторской мотивации, который, в отличие от приема поэтической этимологии, парономазии, представляет собой результат сближения созвучных разнокоренных слов на основе их осмысления как мотивационно связанных: Я умираю от жалящей жалости, / Глядя, как вянет ромашки лицо (Л. Васильева). В представлении поэта жалость осмысляется как чувство, которое как бы жалит;
16) приема инотолкования внутренней формы слова: Челюскинцы! Звук – как сжатые челюсти… / И впрямь челюстьми – / Из льдин-челюстей / Товарищей вырвали! (М. Цветаева).
Выражение в поэтическом тексте стилистических форм за счет МСС значительно повышает их выразительно-изобразительный эффект.
Лит.: Квятковский А. Поэтический словарь. – М., 1966; Блинова О.И. Явление мотивации слов: Лексикологический аспект. – Томск, 1984; Ее же: Об одном феномене антропологической лингвистики // Современные образовательные стратегии и духовное развитие личности. Ч. 2. – Томск, 1996; Скребнев Ю.М. Фигуры речи // Русский язык. Энциклопедия. – М., 1997.
О.И. Блинова


Ещё